Ампаро (amparo_a) wrote,
Ампаро
amparo_a

Categories:

Режим максимального угнетения женщин: Исламский Эмират Афганистан (1996-2001)

Лет 10 назад в парикмахерской, куда я периодически наведывалась, появилась новая мастерица. У нее были огромные черные глаза, великолепные волосы и великолепные руки: она стригла и делала прически быстро, легко и красиво. Смуглая кожа подсказывала, что она приехала издалека. Однажды мы разговорились, и она сказала, что ее родина - Афганистан. Вместе с мужем она уехала, а точнее, сбежала оттуда после прихода в власти движения "Талибан". "Нас хотели убить". В прежней жизни парикмахерша была учительницей, а ее муж - врачом. Она призналась, что очень тоскует по родине, но вряд ли туда вернется - до сих пор слишком страшно.

Тогда я не успела расспросить парикмахершу поподробнее, а потом она куда-то уехала и я позабыла о ней. Тоненькая смуглая женщина с огромными грустными глазами вспомнилась мне лишь тогда, когда на глаза попались материалы о положении женщин при режиме талибов - режиме, создавшем самую изощренную систему угнетения женщин в 20 веке.

Т.наз. Исламский Эмират Афганистан, он же государство талибов, был создан в 1996 году, а к концу 2000 года движение «Талибан» контролировало около 90 % территории страны. Талибан взял власть в руки в стране, изрядно потрепанной войной и разрухой, но еще помнящей рухнувшую в 1992 году Демократическую Республику Афганистан. Можно как угодно относиться к социалистическому режиму, но факт остается фактом: 13 октября 1978 года правительством был принят декрет о предоставлении женщинам равных прав с мужчинами, в дальнейшем были введены запрет принудительных браков, возрастные ограничения при их заключении и отменён обычай калыма. Социалистическое правительство ввело единую бесплатную 10-летнюю трёхуровневую систему школьного образования для всех детей независимо от пола. Поощрялось обучение женщин в вузах, и к концу существования ДРА в стране появилась прослойка женщин-специалистов, прежде всего врачей и учителей. (В королевском Афганистане, несмотря на известную возможность встретить на улице Кабула женщину в короткой юбке, женщины с высшим образованием были редкостью).


Директорка базово-экспериментальной школы имени Мухаммеда Эти-бара в Шахре-Нау Махмуда Азиз и заведующая учебной частью Парвин Расули. Декабрь 1981 года.

Конечно, идеализировать тогдашнюю афганскую действительность бессмысленно: в провинции, особенно в горных кишлаках, все оставалось по-прежнему, но в городах и особенно в столице процесс эмансипации женщин медленно, со скрипом - но все же пошел. Гражданская война, начавшаяся после падения ДРА, его приостановила. А потом пришли талибы, исповедовавшие, по их мнению, самый чистый ислам. Религиозная доктрина, положенная в основу государственной идеологии, создала чудовищного монстра - государство, практиковавшее гендерный апартеид.


Гендерный апартеид означал вытеснение женщин из всех сфер общественной жизни, включая банальное передвижение по улицам. В число лиц, подвергаемых комплексной дискриминации, входили все лица женского пола, начиная с 8 (восьми) лет. С этого возраста им запрещалось входить в любой контакт с мужчиной, если это не муж или родственник; учиться чему бы то ни было (да и до этого им позволяли изучать лишь Коран); выходить из дому без сопровождения мужа/родственника. Им запрещали работать вне дома (исключением стали лишь женщины-медики, и то по необходимости, т.к. мужчинам-врачам лечить женщин запретили). В результате, как свидетельствует Википедия, в одном Кабуле 7793 учительницы были уволены, а 63 школы закрылись из-за острой нехватки кадров. Но талибов данное обстоятельство не смутило: зачем школы и книги, если есть Коран?

Разумеется, суровые сторонники "чистого ислама" не могли пройти мимо внешнего вида женщин. Сначала запретили яркую одежду, потом облегающую одежду, потом каблуки, потом косметику с парфюмерией, и в конце концов остановились на обязательном ношении паранджи - мешка тусклого цвета с сеткой для глаз, в которой очень "комфортно" в летнюю жару. Как заявил пресс-секретарь талибов, открытое лицо женщины может ввести мужчину в порок, даже если он «морально чист».


Стандартный внешний вид женщины при режиме талибов.

В этом заключалась одна из главных проблем режима: как минимизировать вред, причиняемый женщинами? Ведь они так и норовят ввести в грех истинного мусульманина. Положим, их почти нет на улицах, но ведь в домах за толстыми стенами они есть! И если подойти к окну и заглянуть... о, можно увидеть женщину с непокрытым лицом! Как тут не впасть в соблазн? Чтобы облегчить мужские страдания, все окна первых этажей зданий должны были быть закрашены/заделаны, чтобы женщин внутри не было видно с улицы.

Отлично, живых женщин уже не видно. Но правоверный мусульманин может случайно увидеть фотографию или портрет женщины! А это двойной грех, поскольку пророк запретил изображать людей. Потому не позволялось фотографировать/снимать на видео, их изображения были запрещены в газетах, книгах, журналах и даже дома.

Женщин заперли в домах с законопаченными первыми этажами, им запретили свободно передвигаться, работать, учиться, читать, присутствовать на любых мероприятиях, заниматься спортом, посещать бани и больницы; им запретили даже громко разговаривать в присутствии мужчины; их больше не фотографировали и не рисовали, но зато могли продать в 10 лет, как овцу, могли насильно выдать замуж; могли избить за "неподобающую" одежду или посещение подпольной парикмахерской, за попытку научиться грамоте, за попытку выжить. Известность получил случай с женщиной по имени Латифа, которую жестоко избили за то, что она одна ходила по улице. У Латифы не осталось ни одного мужчины в роду, и она вынуждена была нарушить закон, чтобы заработать на хлеб. "Мой отец был убит в сражении… у меня нет мужа, нет брата, нет сына. Как мне жить, если я не могу ходить в одиночку?». Из-за запрещения врачам-мужчинам лечить женщин и существенного сокращения женского медперсонала смертность женщин, особенно при родах, резко пошла вверх. Женщин забивали камнями и расстреливали за "подпольную" работу; отрезали пальцы за то, что ногти на них были покрыты лаком, избивали плетьми за одежду не того цвета или фасона.

Окончательно решить "женский вопрос" все же не удалось: женщины нужны были для продолжения рода, но зато получилось вытеснить их из информационного пространства и даже из языка. Все словосочетания, где присутствовало слово "женщина", изменялись, например, "женский двор" на "весенний двор". Женщины исчезли как гражданки, как специалистки-профессионалы, как горожанки, как читательницы и зрительницы, собеседницы и соседки, как пациентки и медики, учительницы и ученицы, оставшись лишь в качестве домашней прислуги и носительниц маток. Если говорить совсем коротко и нецензурно - это был полный пиздец.

Однако не стоит думать, что афганские женщины согласились на роль безмолвных жертв. В тех условиях любое банальное действие приобретало характер акта сопротивления. Накрасить губы. Украдкой прочитать старый журнал. Выйти на улицу. Некоторые женщины-учителя продолжали преподавать в «подпольных школах» в своих домах, обучая местных детей или других женщин. За это им угрожала виселица - но они не могли иначе. А где-то в горах для женщин продолжался тот же кошмар, что и в средние века. И продолжается по сей день.

Примечательно, что апартеид талибы оправдывали заботой не только о мужчинах, но и о самих женщинах. Это так знакомо, не правда ли - оправдывать угнетение заботой об угнетаемом. Так и талибы вовсе не хотели обидеть женщин, наоборот: им создавали совершенно безопасную среду, где они могли сохранить своё достоинство и целомудрие. И еще одно: осуществлением режима угнетения занималась не только религиозная "полиция нравов", но и куча добровольных помощников. Как пишет Википедия, "многие женщины подвергались публичному наказанию без участия талибов, сами же талибы выступали против того, чтобы их члены принимали участие в наказании, описывая это так: мы не можем напрямую наказывать женщин за их проступки и поэтому возлагаем эту задачу на таксистов и продавцов, которые могут удачно давить на женщин и подавлять их, чтобы те не забывали, кто является главным в патриархальном обществе".

Не стоит думать, что с падением Исламского Эмирата Афганистан все закончилось. В настоящее время Талибан фактически контролирует около 70% территории Афганистана, в том числе провинции Гильменд, Кандагар, Пактия, Урузган, Нуристан, Кунар, Бадахшан, Забул, Газни и другие. Там по-прежнему женщины лишены прав, школы взрывают, а непокорных убивают. Да и в самом Кабуле ситуация отнюдь не радует - насилие над женщинами процветает. И конца этому пока не видно :(.


В 2010 году фотография этой афганской девушки появилась на обложке журнала "Time". Нос и уши, с одобрения одного из талибских командиров, ей отрезал ее собственный муж - в качестве наказания за попытку убежать. Ее выдали замуж в 12 лет в качестве расплаты за кровную месть - отдали против воли в семью мужа – боевика-талиба.


Женщина держит на руках ребенка перед приемом у врача в поликлинике на западе Афганистана. Она по-прежнему не смеет обнажить лицо.
Subscribe

Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments