Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Грета

Беги, Хеда, беги?

В разноголосом хоре, чуть ли не всем интернетом обсуждавшем недавний брак Хеды-Луизы, особо выделялись звонкие голоса, упрекавшие невесту в слабости характера, нехватке мужества и прочих грехах. Не обошлось, как водится, и без шапкозакидательских настроений: "да если б со мной... да меня бы кто так попытался...то я бы ухххх!" Понятно, что обвинение жертвы - дело банальное, типичное и даже архетипичное, но нельзя же до такой степени путать фэнтези и реальность.

Самым популярным рецептом из числа выписанных было, конечно же, бегство. О технической стороне его, к сожалению, говорили мало - а зря. Потому как внимательное и трезвое рассмотрение ситуации со всех сторон показало бы, что без серьезной посторонней помощи бежать Хеде было невозможно - и, что еще важнее, некуда.
Горное селение - это не мегаполис с сотней дорог и развитой транспортной сетью. Дорог там в лучшем случае 2-3 (а то и одна), из общественного транспорта - автобус или маршрутка, курсирующие не слишком часто, и все всё видят. Не успела бы Хеда дойти до остановки, как "жениху" позвонили бы и сообщили, что его "невеста" идет куда-то одна. Даже если бы ей удалось доехать до ближайшего населенного пункта, ее бы вернули. Изменить внешность? Даже не смешно. Чужие там не ходят, так что маскарад бы не помог. Выехать на машине? У Хеды не было машины. Впрочем, если верить СМИ, выезды из селения "жених" перекрыл - на это его власти хватало, так что и личное транспортное средство не помогло бы. Вариант "ночью по горным тропам" не рассматриваем в силу его фантастичности.

Но ладно, допустим, невозможное удалось, и Хеде удалось покинуть родное селение. Дольше суток скрыть ее побег не удастся - значит, как можно быстрее раствориться в огромном мире. Ну, и куда она поедет? А главное - на какие деньги? (Как мы помним, речь идет о варианте исключительно самостоятельной борьбы). Даже если у нее есть какие-то накопления, то явно немного. Ну хорошо, экономя деньги, она разжалобит проводницу поезда "Грозный - Москва" и доедет бесплатно (уже пошли сказки, но допустим). И вот Хеда в Москве, где она никого не знает (кроме, может, дальней родни, перебравшейся в столицу - но ее-то и следует опасаться), в мире, ей совершенно не знакомом, и при этом в состоянии стресса.

Начнем с простого: где ей ночевать? Гостиница? Но ее ищут, как мы помним, а в гостинице надо предъявлять документы, и если преследователи не дураки, они первым делом обзвонят гостиницы. Остановиться в частной квартире из тех, что сдают посуточно, и жить там, насколько хватит ее сбережений? Допустим. Но надо искать работу, причем с такой оплатой, чтобы хватило и на аренду жилья, и на пропитание. В кино все обычно происходит очень быстро: героиня проходит мимо кафе, а там как раз ищут официантку. А кто в реальной жизни поспешит взять на работу несовершеннолетнюю (немаловажный момент во всей истории) со средним образованием и без профессии? Гм. У меня есть ответ, но он довольно мрачный. Увы, в данной ситуации жертва абьюза рискует стать жертвой еще худшего абьюза, просто в силу отсутствия необходимого жизненного опыта и крайне уязвимой социальной позиции. (Думаю, с тем, что 17-летняя девушка без средств к существованию в чужом городе крайне уязвима, никто спорить не станет). При этом не забудем: ее ищут, ее очень активно ищут, и помимо адаптации к новому социуму и зарабатывания денег Хеде еще нужно прятаться, заметать следы с проворством заправского разведчика.

В общем-то, все банально: жертве абьюза крайне трудно из него выйти без посторонней помощи, порой практически невозможно. Бегство Хеды имело шансы на успех только при условии, что побег был бы организован и осуществлен профессионалами, а после ею бы плотно и серьезно занимались: предоставили бы жилье, оказали психологическую поддержку, поэтапно ввели в новый мир и помогли в нем социализироваться. Недостаточно изъять жертву из ситуации насилия - необходимо помочь ей создать свою жизнь, дать точки опоры. Такой точкой, бесспорно, могло бы стать образование - высшее или хотя бы среднее специальное, гарантирующее заработок, потому что домой вернуться она не сможет, рассчитывать на поддержку семьи не придется (заметьте, вопрос последствия побега для семьи я исключила сознательно). И, конечно же, Хеде необходима была бы защита на всех уровнях - от физического до юридического. Все это не по плечу отдельным лицам, это задачи для организации, например, некоего мощного фонда по борьбе с гендерным насилием.

Но такого фонда нет. Независимо от того, согласилась бы Хеда бежать таким образом или нет, никто ей ничего не предложил - ну, кроме огласки и сочувствия. Так что не надо попрекать жертву.
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
Грета

Бывает же...

"«Если вы поедете туда, то уже не вернетесь обратно», - сказала мне подруга-японка. Именно с этих слов и началось путешествие в лес, о котором в Японии ходят самые жуткие легенды. Его называют Аокигахара, а также Дзюкай, и расположен он у подножия горы Фудзи, самого известного символа Японии.

Страна восходящего солнца, которая уже не раз пугала весь мир своими фильмами ужасов, на самом деле черпает сюжеты из очень своеобразных мифов. В их основе - идея о том, что человек, умерший насильственной смертью, или самоубийца просто так не покинет этот мир, а останется и будет жестко мстить живым.

Легенда, которая заставляет многих японцев ежиться при слове «Дзюкай», уходит корнями еще в Средневековье. В голодные годы крестьянские семьи, которые не могли прокормить стариков и новорожденных, уносили их в этот лес умирать. В наше время лес стал магнитом для тех, кто принял решение покончить с собой, во многом из-за японской литературы. Одним из первых лес прославил Сэйтё Мацумото в произведении «Темный Дзюкай». Потом была нашумевшая книга «Подробное руководство, как покончить с собой», где лес описывался как «идеальное место» для самоубийства. Спустя лишь некоторое время после выхода этого творения в лесу были обнаружены два тела, а при них зачитанные экземпляры книги.

С 50-х годов прошлого века в Дзюкае обнаружены останки более пятисот самоубийц. Внушительная цифра для леса немногим более 3 га. Больше людей шагает в бездну лишь с моста «Золотые ворота» в США.

Мы поехали в Дзюкай с фотографом Майклом, сказав, что он будет фотографировать, а я описывать нашу поездку. Это была отговорка, чтобы разумно объяснить друзьям, зачем мы поехали в лес. Большинство японцев в Дзюкай не заманишь ни за какие коврижки.

Наше путешествие началось рано утром на токийской станции Синдзюку.

- Ты сказал жене (Майкл женат на японке), что едешь в Дзюкай? – спросил я, когда мы уселись в поезде.
- Конечно, нет. Она бы меня не отпустила. По официальной версии, мы с тобой поехали фотографировать Фудзи, - ответил Майкл.

Удивительно, но японцы действительно боятся Дзюкая. Не только мракобесы, как можно было бы подумать. Высшее образование и учеба за границей, как выяснилось, не помеха, чтобы верить в то, что из этого леса можно и не вернуться. Поначалу, когда мы только признались в нашем замысле, некоторые шутили над нами. Видимо, не верили, что мы решимся. Но чем ближе был день нашего отъезда, тем сильнее менялся их тон. Чего только мы не услышали. «Пожалуйста, ни в коем случае не заходите в этот лес. Даже не подходите к нему близко, а то души мертвых заманят вас в чащу и больше не выпустят», - задыхалась от волнения моя знакомая Каори. Тренер из фитнес-клуба подошел с более научной точки зрения. По его словам, деревья впитали в себя всю злую энергию, и теперь именно они представляют главную опасность. А в блогах тех, кто побывал в Дзюкае, и вовсе рассказывалось о духах, которые в сумерках выглядывают из-за деревьев.

Однако, несмотря на все это, мы уже были в поезде. Где-то через сорок минут Майкл ткнул пальцем в стекло. Я повернулся и впервые в жизни так близко увидел Фудзи, которая открылась нам во всем своем великолепии. Она почти до половины была покрыта снегом, и на солнце было хорошо видно, что на ее вершине бушует настоящая метель.

На Отсуки из удобной электрички мы пересели в местный поезд, состоящий всего из нескольких стареньких вагонов. Сиденья в нем явно не были рассчитаны на крупногабаритных иностранцев, поэтому нам пришлось вдвоем устроиться сразу на четырех местах, чем мы развеселили других пассажиров.

Здесь надо сразу сказать, что стоит отъехать от Токио километров на сто, как начинается совсем другая жизнь. Бешеный ритм столицы мгновенно спадает, все больше встречается тех, кто смотрит уже не только себе под ноги, но и по сторонам. В таких местах можно запросто поговорить с попутчиками, что практически невозможно в столице, где тебя попросту примут за блаженного.

На станции Кавагутико мы сразу направились в информационный центр для туристов. Надо было узнать, на каком автобусе лучше добраться до Аокигахара.

- Куда вы хотите попасть? – спросила девушка-гид.
- Мы едем в Дзюкай.
- Ваш автобус в 10:10. И… будьте, пожалуйста, осторожны.

Уже в экзотического вида туристическом автобусе мы разговорились с несколькими фотографами-любителями, которые ехали снимать Фудзи.

- Мы здесь впервые. Не подскажите, откуда лучше снимать Дзюкай? – спросил Майкл у сидящих напротив нас.
- Дзюкай? Простите, но мы едем на площадку у озера Сай. Там, кстати, отличное место, чтобы фотографировать Фудзи-сан. Может, и вы с нами? Давайте-давайте! – начали убеждать нас другие пассажиры.

От всего этого стало не по себе, но мы все же сошли на остановке, где было удобнее всего войти в лес. Кроме нас из битком набитого автобуса не вышел никто, и лишь вслед понеслось уже привычное «Будьте осторожны!».

На остановке мы увидели мужчину лет сорока с беджем, на котором красовалось «Гид». Видно было, что он ждал прибытия автобуса и первым делом внимательно оглядел нас. Про таких людей мы оба слышали еще до поездки. Они не просто могут провести вас по лесу, рассказывая о его флоре и фауне. Их задача, в том числе, останавливать на подступах к нему тех, кто решил остаться там навсегда, говорить с ними, переубеждать или вызвать полицию. Вычислить таковых несложно, чаще всего это клерки, которые прямиком едут в Дзюкай после работы, даже не сняв костюм. Мы же несли с собой кучу всяких вещей, поэтому подозрений у гида не было, и он объяснил, по какой тропинке надо идти.

Фудзи – спящий вулкан. Но в 864 году здесь произошло извержение, а потоки лавы сформировали облик этих мест. Тогда появились покрытые лесами горные долины Аокигахара.

Говорят, что вулканическое происхождение этой местности вызвало магнитную аномалию, которая не позволяет нормально использовать в лесу электронные приборы и компас. Это подтвердил и гид, который догнал нас уже в лесу. «Ваши телефоны, скорее всего, не будут работать, поэтому ни в коем случае не сходите с дорожки», - сказал он.

Лес, на первый взгляд, больше напоминал заброшенный парк, но никак не пристанище злых духов. Но спустя минут двадцать нашего пути вглубь Дзюкай начал меняться, тропинка сузилась, а деревья плотно сомкнулись над нашими головами.

Представьте себе лес из жуткой готической сказки. С немыслимо искривленными деревьями, свисающим с них мхом и зияющими повсюду пещерами. Таков Дзюкай. Вокруг мертвая тишина, от которой постепенно начинает звенеть в ушах. Любой шорох заставляет оборачиваться, а разговоры становятся неестественно веселыми, лишь бы не слышать эту тишину. Но самое неприятное - в Дзюкае все время чудится, будто за твоей спиной кто-то есть.

«Мне кажется или здесь гораздо холоднее, чем до того, как мы вошли в лес?» - поеживаясь, спросил Майкл. Я не ответил: несмотря на гору одежды, я сам дрожал, как осиновый лист.

Сначала нам встречались указатели, потом не стало и их. На каждом перекрестке приходилось всматриваться в карту, которой нас снабдили в туристическом центре. Заблудиться в Дзюкай нам не хотелось совсем.

Я посмотрел на телефон. Сигнала почти не было, а на аккумуляторе красовалось всего одно деление – он почти разрядился, пока мобильный искал сеть. Предупреждения начали складываться в жутковатый пазл.

- Сейчас три. Время как-то уж очень быстро пролетело. Не думал, что мы здесь три с лишним часа…
- Давай-ка выбираться отсюда, а то скоро начнет темнеть, - ответил Майкл.

Судя по карте, выход из леса был недалеко, и мы решительно пошли в этом направлении. Однако через полчаса мы поняли, что… заблудились. Все дело было в листьях, которые так густо засыпали тропинку, что ее перестало быть видно. И тогда стало по-настоящему страшно.

Тем не менее, надо было что-то делать, и делать быстро. Попытка вернуться обратно по той же тропе не удалась. Спотыкаясь о бесконечные камни, пролезая под рухнувшими деревьями, мы заплутали еще сильнее. Наша амуниция начала нестерпимо мешать, казалось, что из-за нее мы идем медленнее, чем могли бы. А по спине все сильнее расползались мурашки.

Мы увидели длинную пластиковую ленту, привязанную к дереву. Такими лентами обозначают свой маршрут те, кто прочесывает лес в поисках мертвых тел. Возможно, именно этой лентой и была отмечена когда-то жуткая находка. Мы не испугались, тогда любые следы человека в лесу призраков вызвали слабо скрываемую радость.

Выход оставался один - идти по этой ленте. Это был очень долгий путь. Лента обрывалась и терялась в листьях, нам несколько раз приходилось разрывать весь этот ворох, чтобы найти ее. Все это вновь напомнило сказку про Ганса и Гретель.

Трудно сказать, сколько занял наш поход по ленте, – о часах никто и не думал, так как нас интересовало лишь то, насколько высоко стоит солнце. И даже если бы все призраки Дзюкая собрались тогда вокруг, мы бы их не заметили, так как безотрывно смотрели только на эту нить.

Уже в сумерках мы выбрались на совершенно пустую автомобильную дорогу, по которой и дошли до ближайшей остановки. Оказалось, мы забрели так далеко, что автобус нам пришлось прождать около часа.

Отсюда: http://pochemu4ka.blogspot.com/2010/07/blog-post_23.html